Блоги → Перегляд

Выборы судей в США: сильна ли коррупция?

Вівторок, 22:55, 01.12.09

Рейтинг
11 4
Переглядів
6195

0
0

Ни один из аспектов системы выборов судей не вызвал столько резкой и оправданной критики, как создание предвыборных фондов, в особенности с участием адвокатов и лиц, которые могут стать сторонами судебных разбирательств.

Независимо от способа пополнения предвыборных фондов, способствуют ли они коррупции? Взносы в предвыборную кампанию, если только они не связаны с явными злоупотреблениями, необязательно должны говорить о наличии коррупции, но могут создать видимость конфликта интересов, если не принять должных мер. Как официальное лицо, судья обязан принимать непредвзятые решения, причем каждый судья и общественность заинтересованы в выполнении данного обязательства. Одновременно с этим, как только общество начинает выбирать своих судей, судьи и общество становятся заинтересованными в том, чтобы переизбираемые судьи и другие кандидаты могли провести достойную кампанию. Конфликт интересов здесь перерастает в настоящую коррупцию, когда судья ставит собственные интересы выше своих обязательств перед обществом. Если в кампанию судей вкладываются средства других лиц, нарушение закона может иметь место, когда работа судьи в его статусе будет зависеть от вложенных третьими лицами средств или если эти лица будут возлагать определенные надежды на его работу. Таким образом, необходимо удовлетворить общую заинтересованность в проведении достойных выборных кампаний, одновременно минимизируя вероятность нарушений.

Федеральные суды США привлекают значительно больше внимания, чем суды штатов, но с точки зрения загруженности суды штатов рассматривают почти в 20 раз больше дел.Федеральных судей в США 867 (статья III, с пожизненным избранием), а на уровне апелляционных судов и судов общей юрисдикции штатов работает 10 886 судей. В разных штатах применяется поразительно широкий перечень способов выбора судей: в 11 штатах все судьи назначаются, но в большинстве других штатов способы выбора различаются для разных судов или разных юрисдикций: в 19 штатах некоторые или все судьи назначаются, но потом проходят «аттестационные» выборы, в ходе которых выборщики решают, остается ли судья на своем месте или покидает его, в 19 штатах (некоторые из штатов, где проходят «аттестационные» выборы, и еще некоторые) некоторые или все судьи проходят состязательные непартийные выборы и в 16 штатах (опять же иногда совпадающих с уже названными) судьи проходят партийные выборы. Итак, 60 % судей апелляционных судов и 80 % судей первой инстанции на уровне штатов проходят состязательные выборы, и лишь 11 % выборов не проходят. Для участия в выборах, особенно в состязательных, но иногда и в аттестационных, судьи собирают предвыборные фонды.

Выборы судей впервые проводились в 1789 году в штате Джорджия, а в штате Миссисипи они были принят как способ определения лиц на должность судей в 1832 году. В период с 1846 по 1860 год, 21 штат принял конституционные положения, причем все, кроме штатов Массачусетс и Нью-Гемпшир, предпочли выбирать судей. Это предпочтение (как гласит легенда) стало результатом «неосознанного «эмоционального отклика», уходящего корнями в... демократию по Джексону». С другой стороны, история принятия конституционных положений говорит о том, что предпочтение выборности судей явилось результатом призывов умеренных делегатовюристов повысить независимость и статус судей. Их целью было сделать судью «независимым от агрессивного влияния политиков и способным ограничивать законодательную власть».

Умеренные реформаторы привели делегатов к консенсусу, приняв конституционные меры к ограничению потенциально негативных последствий народного избрания. Положения, запрещавшие судьям работать в других структурах, одновременно занимая место судьи, были направлены на предотвращение использования судьями их статуса для получения других постов. Кроме того, по этим положениям срок службы судей был дольше, чем у других действующих чиновников, а впоследствии были приняты положения о беспартийных или аттестационных выборах в целях ограничения «влияния партий и большинства».

Как же работает эта система сегодня? Рассмотрим недавние проблемы в двух штатах. В штате Иллинойс взносы в предвыборные фонды кандидатов - судей и иных выборных должностей - не ограничены по суммам и видам источников, хотя существуют требования по их раскрытию. В Иллинойсе судьи высших судов выбираются на партийных выборах по географическим округам. В 2004 г. на выборах на вакантное место в южной трети штата два кандидата собрали (практически в равных долях) в общей сложности 9,4 млн долларов, что сделало эту выборную кампанию судей второй по стоимости за всю историю. В тот период времени на рассмотрении в верховном суде Иллинойса находился коллективный иск, поданный держателями страховых полисов страховой компании State Farm Insurance против стандартных правил страховых компаний в работе с важным аспектом страховых исков, связанных с автомобильными авариями. Истцы до этого выиграли более 1 млрд долларов, после чего добились преимущества в промежуточном апелляционном суде. Другие страховые компании также прошли через подобные судебные разбирательства, и это дело сыграло свою роль в избирательной кампании.

Победитель выборов - судья Ллойд Кармайер собрал 4,8 млн долларов, включая непосредственные взносы в размере 350 000 долларов от работников и адвокатов State Farm Insurance, и, кроме того, группа, спонсированная лицами, связанными с фермами, собрала 1,2 млн долларов, из которых все, за исключением 500 долларов, они внесли в фонд Кармайера. Другие связанные со State Farm Insurance или напрямую заинтересованные в исходе дела лица также внесли значительные дополнительные суммы. Взносы в фонд оппонента Кармайера хотя и шли из других источников, имели сходную структуру. После избрания Кармайера газета St.Louis Post-Dispatch, которая ранее поддержала его, написала: «Большой бизнес получил неплохую отдачу от инвестиций в объеме 4,3 млн долларов в прошедшие во вторник выборы. Теперь у него есть свой судья... И любой, кто верит в непредвзятое судейство, должен содрогнуться, осознавая это».

Когда Кармайер не заявил о самоотводе от дела State Farm Insurance, истцы подали ходатайство о его отводе. Компания State Farm Insurance заявила протест, аргументируя его тем, что приведенные факты не требовали отвода судьи. Суд в полном составе отклонил ходатайство истцов на основании того, что решение о самоотводе находится в ведении самого Кармайера, который от самоотвода отказался. В августе 2005 года с участием Кармайера суд единогласно (один из судей не участвовал по не связанным с делом причинам) отменил ранее присужденное карательное возмещение ущерба на сумму 600 млн долларов и большинством голосов - 4 против 2, причем Кармайер был в числе большинства, - также отменил ранее присужденную выплату в размере 457 млн долларов. Верховный суд США отклонил петицию истцов о пересмотре законности участия в процессе Кармайера.

Являются ли события в штате Иллинойс примером коррупции? Или же всего лишь примером хотя и достаточно неприятного, того, что происходит, когда взносы в предвыборные кампании судей не ограничиваются законом?

Однако проблема остается острой даже при ограничении взносов. Рассмотрим в качестве примера деликтный иск против компании Conrail, поданный в верховный суд штата Огайо в 1999 году. Дочь истца погибла под поездом, заехав на железнодорожный переезд, несмотря на закрытый шлагбаум и мигающую сигнализацию. Суд присяжных вынес решение о взыскании карательного возмещения ущерба в размере 25 млн долларов, которое было уменьшено судом первой инстанции до 15 млн долларов. Обе стороны обратились в верховный суд штата Огайо. Истца представляла адвокатская фирма Murray & Murray, в состав которой входили 9 членов семьи Мюррей. Перед тем как верховный суд штата Огайо согласился рассмотреть апелляцию 18 февраля 1998 г. в избирательную кампанию двух заседающих судей этой фирмой были сделаны взносы - со стороны девяти членов семьи Мюррей и семи их супругов. Одному судье взносы были сделаны 9 февраля, а другому в период с 19 по 21 февраля. Все взносы находились в пределах, установленных законом штата Огайо, - 5000 долларов - на индивидуальные взносы и в общей сложности составили 25 000 долларов для каждого из судей, каждый из которых собирались переизбираться в ноябре 1998 года. Согласно их финансовым отчетам по завершении избирательной кампании, эти взносы составили 4,4 % от общей суммы взносов одного судьи и 4,7 % от общей суммы взносов второго. Для каждого из судей эти взносы оказались одними из наибольших. Оба судьи участвовали в устных прениях в ноябре 1998 года, за месяц до подачи финансовых отчетов по предвыборной кампании. В январе 1999 года компания Conrail подала ходатайство на отвод обоих судей. В октябре 1999 года, после того как и суд, и все судьи проигнорировали данное ходатайство, суд вынес решение в пользу истцов. Компания Conrail использовала эти факты в качестве основы для отмены решения в Верховном суде США, но в отмене решения было отказано.

Закон может работать лучше. С 1995 года Акт о справедливости судейских избирательных кампаний штата Техас налагает ограничение в размере 30 000 долларов на общую сумму, которую одна адвокатская фирма (т.е. сама фирма, ее партнеры, работники и т.д.) может вкладывать в предвыборную кампанию судьи. Эта сумма, в шесть раз превышающая ограничение в размере 5000 долларов на любые индивидуальные вложения, считалась справедливым компромиссом между, с одной стороны, крупными фирмами, вложения которых могут легко превысить 30 000 долларов, и, с другой стороны, мелкими фирмами, особенно фирмами истцов, у которых потенциальных доноров значительно меньше. Фактически, если крупные фирмы часто делают большие совместные взносы, во многих штатах мы наблюдаем картину, когда фирмы истцов, несмотря на небольшое количество партнеров, делают взносы более 200 000 долларов. Многие из тех, кто следит за избирательными кампаниями, выражают особую озабоченность получением средств из единых или концентрированных источников. Это означает, что, по мнению многих, взносы из большого количества источников, независимо от общей суммы, представляют собой меньшую проблему.

Поговорим об этих взносах. Годом наивысших взносов в судейские избирательные кампании стал 2000 год, когда кандидаты собрали 50,5 млн долларов, что на 61 % выше предыдущего максимального показателя (1998) и почти в два раза выше средних сумм на одного судью за 1990-1999 годы. Кроме того, не являющиеся кандидатами лица (в основном группы, поддерживающие стороны ответчиков и истцов в деликтных процессах) потратили, согласно оценкам, 17,5 млн долларов, при том что ранее расходы таких групп, скорее всего, никогда не превышали 1 млн долларов. В 2002 году кандидаты собрали 30,5 млн долларов, а не кандидаты потратили 2,3 млн долларов только на телевизионную рекламу. В 2004 году кандидаты собрали 46,8 млн долларов, а не кандидаты потратили 12 млн долларов на телевизионную рекламу.

Независимо от того, являются ли данные суммы коррупционными, они несомненно наносят ущерб доверию к судебной системе. Опросы 2004 года показали, что более 70 % американцев считают взносы в избирательные кампании судей средством влияния на судебные решения, а среди афроамериканцев 51 % полагали, что такие взносы имеют «значительное» влияние. Результаты опроса 2001 года были аналогичными, и после избрания Кармайера опрос 2005 года в Иллинойсе показал, что 87 % опрошенных считают, что взносы влияют на судебные решения, по меньшей мере, до определенной степени. Лишь 52 % считают судей «честными и непредвзятыми».

Что же делать? Один из возможных шагов кажется бесспорным: во всех штатах должны быть реалистичные и разумные пределы на взносы в избирательные кампании судей. До сих пор ни в одном из штатов не требуется раскрывать даже непрямые взносы. Без выполнения этого требования уклонение от соблюдения установленных пределов и от потенциального отвода судей значительно упрощается. Например, в штате Огайо существуют ограничения на непосредственные взносы, но в 2000 году компании, которые участвовали в процессах по поводу наиболее значительных сумм в высшем суде штата, включая Wal-Mart, DaimlerChrysler, Home Depot и Американский совет страховщиков жизни, внесли по меньшей мере 1 млн каждая в Торговопромышленную палату на ее телевизионную рекламу и ее три кампании в верховном суде штата. О том, что они это сделали, стало известно лишь год спустя из передовицы одной из газет, а полного раскрытия данной информации не требовалось в течение нескольких лет после завершения судебных процессов.

А как обстоят дела с взносами от общественных организаций? Хотя в 25 штатах взносы от общественных организаций разрешены (т.е. гранты кандидатам от государства, по аналогии с первичными и основными президентскими кампаниями) для некоторых действующих организаций, только в двух штатах такие взносы в судейские избирательные кампании реально существуют - в Висконсине во время кампании в высший суд начиная с 1979 года и в Северной Каролине во время кампаний в апелляционный суд начиная с 2004 года. Даже если сделать противоречащее фактам предположение о том, что получить одобрение на привлечение взносов от общественных организаций реально (судья штата Огайо Пфайфер заявил, что он «не будет обязательно противодействовать» взносам от общественных организаций, но согласился, что «был бы удивлен, если бы в Огайо удалось добиться большой поддержки этой идеи. С большей вероятностью можно было бы заинтересовать Генеральную ассамблею принять закон об обязательности водить кошек на поводке»), спонсирование от общественных организаций встречает два серьезных препятствия.

Во-первых, данная программа штата Висконсин реально осуществлялась в начальные годы ее реализации, но эти взносы постепенно сокращались, и на последних состязательных выборах 1999 года, на которых кандидаты потратили 1 325 000 долларов, взносы от общественных организаций составили лишь 27 005 долларов. Новая программа штата Северная Каролина предполагает значительные средства, но уже нуждается в дополнительных заимствованиях, а показатели финансовой реформы кампаний обычно показывают, что показатели ее поддержки не держатся на высоком уровне.

Во-вторых, даже если кандидаты принимают самые незначительные взносы из частных источников, их сторонников нельзя лишить или ограничить в возможности пойти по очевидному пути и потратить крупные суммы полностью независимо от поддерживаемого ими кандидата.Основной шаг - продление сроков службы судей - является приоритетной задачей в Огайо, где выборы судей всегда были одними из наиболее страстных в Америке. Продление сроков означает сокращение количества выборов, потребностей в проведении кампаний и сборе средств и, естественно, меньше беспокойства относительно предвзятости судебных решений. Кроме того, срок службы, конечно же, влияет на то, кто захочет пойти на этот пост и оставаться там. Очевидно, также следует уделять больше внимания процедуре и критериям отвода судей.Могут ли помочь неофициальные шаги? Организационные комитеты кампаний, которые иногда назначаются высшим судом, но обычно неофициально, начало которым было положено коллегиями адвокатов и которые состоят из разных уважаемых представителей общественности, уже давно работают в некоторых юрисдикциях, и их влияние расширяется. Они делают упор на ознакомлении кандидатов с правилами ведения кампаний и при необходимости также пресекают нечестные способы ведения таких кампаний. Очевидно, что эти комитеты могут и должны принять меры к установлению и поощрению соблюдения соответствующим образом принятых ограничений на суммы взносов и статьи их расходования во время избирательных кампаний судей. Другие неофициальные шаги - наиболее действенные из всех возможных и дают преимущества, которые выходят за рамки этого обсуждения. Очень важно давать информацию о том, что делают судьи, в школах, но также и в рамках обращений адвокатов и судей к общественности.

Наконец, почему бы не решить проблему заменой выборной системы на систему назначения? Это было возможным в середине ХХ века, но в последнее время сошло на нет, потому что избиратели (например, в Огайо в 1987 году, во Флориде в 2000 году и в Южной Дакоте в 2004 году) в подавляющем большинстве согласились с военным кличем противников такой реформы: «Не дайте им украсть ваши голоса!». Системы назначения судей также связаны с определенными коррупционными проблемами: судья может быть вынужден следовать указаниям назначившего его чиновника или просто «купить» себе этот пост, сделав взнос в избирательную кампанию губернатора штата или самого президента.

Для тех, кто считает взносы на избирательную кампанию признаком коррупции, этот вариант особенно неприятен. Но если рассматривать соответствующим образом ограниченные взносы как необходимый элемент демократических выборов, то все вышеназванные понятия о балансе сил следует применять в более общем виде.

Рой А. Скотлэнд, юридический факультет Университета Джорджтауна, Вашингтон, США

Постоянный адрес материала

Коментарі

Невідомий користувач 22:57
-4
ДУРНИЦЯ А НЕ ВИБОРИ !!!
+2

У вас є кращі пропозиції?... То пропонуйте!
Хороша стаття, спарведливо було б ввести в Україні практику судового прецеденту (в плані надати судам законодавчі функції), а також суд присяжних, який приємає рішення (вимоги до присяжних - такі ж, як і до суддів). Оце можна взяти, але тупо скопіювати американську судову систему неможна, це нам лише нашкодить.
0

Да уж! В нашей стране копировать нельзя ничего, даже ксерокопию паспорта испаскудят до неузнаваемости. Но нашу судовую систему менять нужно, это уже утвердившийся факт! Вот только почему-то мне кажется, что у нас реформа пройдет не скоро и как-то не так.
0

Сталин считал, что если сначала копировать самолеты у запада, то потом, набив руку, можно будет забецать лучше. И он оказался прав - по сравнению с периодом войны к 1965-му году самолеты СССР обогнали самолеты всех стран мира по качеству и характеристикам. Точно так же и у нас.
+1

В то время СССР был заинтересован в новых специалистах и обучению уделялось очень большое внимание. А у нас копировать некому, специалистов не хватает. Даже если они и есть, то к процессу проведения реформы их врядли допустят.
Хорошо, если ошибаюсь...
0

Самое скажем так - паскудное было то, что для запада самолеты и вертолеты делали НАШИ инжинеры! А мы блин вот так их репатреировали(
+1
Для становления нормальной власти должно быть три ветви и независимая пресса. Это проверено 2 веками.
Юристы на ПОЛИТИКО, а скажите ка, как у нас в законодательстве прописан конфликт интересов?
Я не думаю, що пан Юрій розмістив цей матеріал виключно з метою pro чи contro виборності судей. Швидше та перше за все з метою, аби показати, що будь який спосіб формування суддівського корпусу (чи то виборний, чи то призначення, чи то комбінований) має свої ризики, в т.ч. і корупційних впливів.Які ми тутечки в Україні мусимо враховувати. Це раз.
Два, звичайно ж було б величезною дурнею копіювати Штатівську судову систему на український грунт. Бо система та надзвичайно строката, подеколи навіть в межах одного окремого Штату. А ще та система має дуже глибокі корені, бо почала формуватися не з судів Лінча (доречі праобразів американської варіації судів присяжних), а ще з англійської судової системи із багатовіковою історією.
Якщо ж ми бажаємо відштовхуівтися в цьому питанні від традицій, то українці мають свої традиції починаючи від "Руської Правди" Ярослава Мудрого, Статуту Великого Князівства Литовського чи козацької судової системи. Так от традиційно українці були більш схильні до виборності суддів. І я думаю саме з урахуванням цього фактору, а також того факту, що й донині українські громадяни все більше схиляються до виборності суддів (і не лише їх, але й прокурорів чи дільничих міліціянтів) і треба готувати радикальну перебудову (не РЕФОРМУ) системи вітчизняного судочинства.
+1

я бы еще сказал, что материал задает много-много вопросов о не совершенстве нашей системы правосудия даже без рассмотрения вопроса выборности судей...
вот уже пару дней я поднимаю, косвенно, вопрос о понятии конфликт интересов, который в большинстве стран запада способствует снижению уровня коррупции
Politiko – перша українська політична соціальна мережа, яка об'єднує політиків, експертів, журналістів, лідерів партій та виборців України в рамках одного співтовариства.

Записи по темі