Блоги → Перегляд

Так будет не всегда

Вівторок, 11:13, 04.05.21

Рейтинг
0 0
Переглядів
245

0
0

map.jpg

Официальный Ашгабад активизировал военные консультации с Россией. Ряд политологов полагают, что Бердымухамедов созревает до решения стать членом ОДКБ.

Туркменские власти, начинают понемногу выходить в политический свет. Ещё совсем недавно из-за пандемии коронавируса все внешнеполитическое общение было онлайн. Официально Ашгабад отрицал эпидемию на территории своей страны, однако карантин во всем мире свел на нет личные встречи политиков. И не случайно первый за последний год большой визит и встреча глав внешнеполитических ведомств стран СНГ в Москве вызвал живой интерес во всем мире. В некотором роде это ещё и проба сил сына президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова - Сердара, который став в феврале вице-премьером, фактически возглавил Туркменскую делегацию.

Однако все понимали, что сын президента скорее наблюдатель и всё внимание было приковано к главе МИДа республики Рашиду Мередову. Он воспользовался приездом, чтобы провести обширные двусторонние консультации со своими коллегами от Совета безопасности до правительства, МИДа. Минздрава, Торгово-промышленной палаты, РФПИ и ряда других структур. Подписал несколько документов, призванных, в частности, облегчить межрегиональное сотрудничество России и Туркменистана.

Не осталась без внимания и встреча заместителя министра обороны -начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Туркменистана полковника Акмурата Анеметова с первым заместителем министра обороны -начальником Генерального штаба Вооруженных Сил РФ Валерием Герасимовым и заместителем министра обороны России Александром Фоминым. О подробностях разговора военных официально не сообщалось. Но учитывая тот факт, что в составе Туркменской делегации находился сын президента Сердар Бердымухамедов, к этой части визита интерес был особенный. Напомним, что за полтора месяца до визита в Москву Сердар Гурбангулыевич был назначен не только вице-премьером, но и стал членом Государственного совета безопасности Туркменистана.

Государственная безопасность, а военная в особенности, не может не волновать президента нашей страны. Напомним, что пользуясь статусом нейтралитета, Туркменистан много лет уклоняется от членства в Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), членом которого являются практически все страны Центральной Азии.

А для Туркменистана проблема государственной безопасности становится актуальной как никогда. Нейтральный статус не гарантирует защиту от внешних угроз, а их на южной границе в последнее время становится все больше. В соседнем Афганистане по-прежнему неспокойно. Третьего апреля главы афганских силовых ведомств в очередной раз заявили о подготовке движения "Талибан" к войне. Начальник Управления национальной безопасности Афганистана Ахмад Зия Сарадж отметил, что у талибов "нет стремления к миру". По его словам, движение готовится к усилению боевой активности в различных частях страны. Исполняющий обязанности главы МВД Афганистана Хаятулла Хаят также предупредил о возможном росте числа талибских атак. Советник по национальной безопасности Афганистана Хамдулла Мохиб подчеркнул, что талибы не изменились и стремятся захватить власть в стране военным путем. Заявления чиновников прозвучали на фоне подготовки к международной конференции по афганскому урегулированию в Турции. Ожидается, что мероприятие начнется 16 апреля.

В Туркменистане будут внимательно следить за конференцией. Талибы опасны своей активностью в зоне афгано-туркменской границы, которая протянулась на 800 с лишним километров. Низкая плотность населения Туркменистана становится большой проблемой. Из-за этого стране трудно сформировать надежную защиту южных рубежей. А наличие на сопредельной территории афганских туркмен усугубляет ситуацию. Численность вооруженных сил Туркменистана в виду нейтрального статуса страны составляет всего около 35 тысяч человек. Этого явно недостаточно для уверенности в возможности отразить вторжение талибов на территорию Туркменистана.

Ещё совсем недавно Гурбангулы Бердымухамедов подчеркнуто оптимистично оценивал ситуацию на границе с Афганистаном, говоря об отсутствии проблем с охраной рубежей и полном контроле над ситуацией. Однако, источники в администрации президента Туркменистана говорят об озабоченности, которая проскальзывает у Аркадага, когда на заседании силовых ведомств заходит речь о ситуации на границе. Сама тема границы традиционно засекречена и не подлежит огласке в средствах массовой информации, впрочем, как и любая другая информация, противоречащая общему позитивному настроению, которое излучает Бердымухамедов публично.

А поводов волноваться предостаточно. У границ Туркменистана и других стран Центральной Азии формируется долговременный очаг нестабильности. Талибы и ИГ изначально нацеливаются на сопредельные страны и регионы. Ашгабаду пока удавалось "договариваться" с боевиками и их покровителями. Туркменский интерес в стабильности в регионе понятен. По территории Афганистана должна пройти ветка газопровода ТАПИ, на который Бердымухамедов по-прежнему возлагает большие надежды. К тому же на сопредельной афганской территории проживают туркменские племена, которым Ашгабад поставлял продовольствие, медикаменты, медицинское оборудование и топливо, стремясь собственными силами обеспечить безопасность прохождения газопровода. Однако периодически ситуация в регионе выходит из-под контроля, давая повод для беспокойства. Силовые ведомства стран Центральной Азии регулярно информируют мировое сообщество о совершаемых боевиками террористических актах. Для соседей вопрос стоит не так остро. Таджикистан способен прикрыть границу с помощью российских пограничников. Узбекистан граничит с Афганистаном на небольшом участке и значительно укрепил его технически. А для Туркменистана каждый случай обострения ситуации на сопредельной территории в последнее время заставляет объявлять в войсках повышенную боеготовность. И это оправдано. Договороспособность боевиков и их "умение" соблюдать заключенные соглашения известна. Для Туркменистана в этой ситуации важна безопасность не только проектируемого газопровода, но и строящегося участка железной дороги Туркменистан-Афганистан-Таджикистан. А для окупаемости указанных инфраструктурных проектов в будущем транзитные маршруты должны пролегать по мирной территории, что позволит гарантировать безопасность будущих пассажиров и сохранность грузов.

До недавнего времени Туркменистану удавалось умиротворять талибов. Ашгабад заигрывал с ними. Нарушая собственный нейтралитет, помогал движению "Талибан". Боевики лечились в туркменских госпиталях, их отряды отступали на территорию республики в поисках безопасности. Туркмения снабжала отряды движения ресурсами, оружием и боеприпасами. Это служило поводом для Бердымухамедова замалчивать истинную ситуацию на границе, а закрытость страны позволяла сохранять тайну и делать вид, что Туркменистану и его границам ничего не угрожает. Времена меняются и сегодня, когда страна попала в тиски экономического кризиса и вынуждена сама искать средства для выживания поддерживать талибов уже не получается.

Словом, поводов для сотрудничества Туркменистана со странами членами Организации Договора о коллективной безопасности более чем достаточно.

Ещё совсем недавно официальный Ашгабад полагался на помощь Запада, и в первую очередь США, войска которых осуществляли в Афганистане миротворческую миссию. Однако заявления США при предыдущем президенте о постепенном выводе американских войск из региона не могут не заставить Бердымухамедова искать новых гарантов безопасности своей страны и своих проектов.

Видимо весь этот узел проблем заставил туркменских силовиков и военных активизировать связи с коллегами в России. Пока Ашгабад оставался глух к предложениям "помочь" ему с границей. Аркадаг, опять же пока, верит в договоренности с воюющими в Афганистане сторонами. Но, видимо приходит понимание, что так будет не всегда.

Коментарі

Немає коментарів
Politiko – перша українська політична соціальна мережа, яка об'єднує політиків, експертів, журналістів, лідерів партій та виборців України в рамках одного співтовариства.

Записи по темі