Неділя, 01:59, 02.01.22

Рейтинг
6 0
Переглядів
961

0
0

Если в 2020 году у многих сохранялась надежда на окончание пандемии через вакцинацию, на возвращение жизни в нормальное русло, то 2021 год показал, что "все не так однозначно", пишет Поштівка. Впрочем, "новый порядок" ощутимо буксует, а недовольство мерами по его установлению вырывается и на страницы тиражных СМИ, и на улицы городов.

AVvXsEjzkGonzp-cY5Dqiaqz9CPNNzUM4YQVGe5Tw6KzDkv-6JuEdikwg36nOTFb13SvX6nYs7EuPzI4r6gDxzRTkvcbttGOf23-GgGZYds2H-xx2FyUtG2LglqHbzaBlcwH2offLc1jpP-bKCTYzjh5lxls9dS7dAXnJEPg2OndqFk0_tKfj9lVEllkY1q-=s640

1. Политика вместо науки. Властные решения о введении/снятии ограничений принимаются исходя из политических задач и вызовов, вне связи с заболеваемостью: например, в Великобритании, где сотни случаев смерти от дельты не заставили Джонсона отказаться от политики “жизни с COVID-19” в конце лета, но единственная смерть от омикрона стала причиной возвращения к ограничениям. Таких примеров - масса, включая российскую историю со снятием закона о QR-кодах на транспорте или изменение сроков карантина в мире, которое идет сейчас из опасений нехватки кадров для больниц и госинфраструктуры.

2. Радикализация ковид-повестки и раскол. Хотя в начале 2021 г. меры для вакцинированных ослаблялись, рост заболеваемости, не поддающийся контролю с помощью вакцины в осенний эпидсезон, привел к радикализации реакции элит. Вводятся всеобщие локдауны, в т.ч. для вакцинированных, и штрафы за отказ от вакцинации, требование иметь не только сертификат о вакцинации, но и ПЦР-тест. Ответом становятся массовые протесты. Митинги собирали сотни тысяч участников и проходили на регулярной основе, нередко жестко разгонялись с помощью дубинок и водометов.

3. Усталость ковид-лоялистов и снижение мер прямой финансовой поддержки медиа привели к активизации деятельности ковид-скептиков, в т.ч. в медиа, что было невозможно в 2020. Сегодня основные СМИ ведущих стран часто выступают с критических позиций по отношению к решениям властей. Если в 2020 году борьба с COVID-19 была легким способом демонстрации работы правительства ради всеобщего блага, то сегодня противодействие населения, все чаще критическая позиция СМИ и демонстрация растущей зависимости госинститутов от фармкомпаний разрушают образ "сплочения вокруг правительств во имя победы над пандемией".

4. Штаммы COVID-19 стали основным инструментом властей в продвижении ковид-повестки. Доминировавшая зимой-весной альфа позволила продлить локдаун на несколько месяцев, далее на первый план вышла дельта, роль которой состояла в продвижении вакцинации. В декабре омикрон стал очередной угрозой, призванной закрепить постоянную вакцинацию и оправдать провалы политических решений по пандемии. Это наметило контуры антикоронавирусной политики-22: ожидается, что ревакцинация станет регулярным и обыденным делом во многих странах, но одновременно растет социальное напряжение и чаще звучит критика постоянных ревакцинаций, в т.ч. со стороны вчера еще лояльных медработников.

5. Только несколько лидеров вакцинной гонки смогли получить одобрение регуляторов и принять участие в дележе рынка, несмотря на десятки вакцин-кандидатов. Рассмотрение заявок остальных, несмотря на нехватку вакцины в развивающихся странах, либо было отложено на несколько месяцев, как в случае Novavax, либо не состоялось. На массовый рынок были выведены первые в своем роде мРНК (Pfizer, Moderna) и ДНК-вакцины (Zydus Cadila, Индия). Критерии эффективности вакцины значительно изменились: если изначально оценивалось предотвращение заболевания, то затем - снижение рисков госпитализации и смерти, а позже - просто концентрация антител.

6. Регуляторы перешли к ускоренной процедуре одобрения препаратов против COVID-19, что положило конец прежней процедуре рассмотрения: теперь для получения разрешения на временное использование достаточно предоставить промежуточные или сокращенные результаты КИ, а то, что первые же месяцы использования препарата в практике демонстрируют снижение эффективности в разы, уже никого не пугает.

7. Низкая эффективность вакцин против дельта-штамма – проблема, с которой столкнулись все без исключения страны. Снижение эффективности возникает из-за частых мутаций циркулирующих штаммов коронавируса, которые происходят в процессе производства вакцин. Также эффективность вакцин от COVID-19 снижается, если у человека имеется иммунодефицит. Эксперты единогласно заявляют, что препараты - "не предоставляют очень высокого уровня защиты". В результате у населения появились серьезные сомнения в эффективности и безопасности вакцин. Эти сомнения укрепились после публикации данных о бесполезности вакцин против омикрон-штамма. Кроме того, непонятно зачем от вообще нужна вакцинация от этого штамма - он имеет "мягкие" симптомы, не вызывает тяжелого протекания болезни и не создает нагрузок на медицинскую систему.

8. Точка в споре о происхождении COVID-19 не поставлена: официально установлено, что институты NIH финансировали эксперименты по усилению функциональности коронавируса летучих мышей в Китае и США. Однако все причастные лица сохранили должности, а дискуссии заглохли.

9. Горстка фармацевтических компаний контролирует самые могущественные правительства в мире. Производящие вакцины фармацевтические компании показали рекордную выручку в истории фармацевтической индустрии. При этом контракты правительств различных стран с компаниями производителями и дистрибюторами на поставку вакцины как правило засекречены. Фармацевтические компании продали большинство доз вакцины богатым странам, оставив страны с низким уровнем дохода "на произвол судьбы". Все это происходит в условиях глобального кризиса общественного здравоохранения.

Читайте також:

Коментарі

Немає коментарів
Politiko – перша українська політична соціальна мережа, яка об'єднує політиків, експертів, журналістів, лідерів партій та виборців України в рамках одного співтовариства.

Записи по темі