Блоги → Перегляд

СКВОЗЬ ТЕРНИИ – К ЗВЁЗДАМ: МОЛОДЁЖЬ УКРАИНЫ НА ПУТИ В БОЛЬШУЮ ПОЛИТИКУ

П'ятниця, 16:42, 05.06.09

Если сравнивать партийное строительство со сложным изобилием секторов реальной экономики, то молодежная политика – это тот сектор, в котором наблюдается настоящий инновационный и инвестиционный бум. В этом состоит отличие (и даже полная противоположность) нынешней ситуации от той, что была десять лет назад. Когда пространство парламентской политики для большинства активного населения становится недоступным, должны возникать какие-то новые формы квазиполитического участия.

Если посмотреть с позиции политически не включенного наблюдателя, то это явная демонстрация эффекта дискриминационной (по возрасту) тактики «взрослых» партий, причем это справедливо для молодежных организаций и провластного, и оппозиционного толка. Мы имеем дело с имитацией внутрипартийного лифта. Полагаю, что причина кроется в том, что люди, составляющие руководство «демократических партий», разделяют некоторые традиционные, домодерные представления о политике. Они считают, что политика – это игра с нулевой суммой, шахматная доска с определенным и очень малым количеством клеток. Любое продвижение снизу означает потерю места кем-то наверху. Эти люди, несмотря на бόльшую рефлексивность, неосознанно конструируют такую иерархическую структуру, продвижение на вершину которой определяется волей только вышестоящего слоя. Получается, что нынешняя политически активная молодежь может войти в политику только через маленькую дверь, которую могут открыть с той стороны, а могут и нет.

В такой ситуации лучше всего работает стратегия построения индивидуальной карьеры. Возвращаясь к основной теме, следует признать, что даже на той маленькой площадке, где действуют демократические молодежные микрогруппы, в полной мере отражаются происходящие во всей стране процессы. К сожалению, сохранить оазис реальной демократической активности среди декораций, имитирующих демократические процедуры, не удается. Он все равно оказывается подчиненным общей модели поведения: попавший на сцену вынужден принимать правила игры. Отсутствие мобильности в конкретной демократической микросреде – всего-навсего отражение глобальной остановки политических и социальных лифтов по всей стране. Но даже на этом фоне печально то, что вопросы формы, тактики и выживания в демократических организациях при постоянно усиливающемся давлении, полностью вытесняют содержание, новые идеи, потенциальное развитие. Молодые люди, приходящие в эти организации, со своими взглядами и идеями становятся частью организационного механизма по обеспечению текущей деятельности, и не более того.

Место, которое современные общественно-политические объединения обычно отводят в своих программах вопросам молодежной политики, трудно назвать не только второстепенным, но и просто сколько-нибудь значимым. В документах многих партий и движений вообще нет никаких упоминаний ни о молодежных проблемах, ни о путях их решения. Это и не странно. Если политики и апеллируют к каким-либо категориям населения, то в первую очередь к тем, у кого им легче всего добиться отклика, к тем, кто настойчивее других заявляет о своих проблемах. Молодежь же в большинстве своем политически индифферентна, о своих проблемах не кричит, да и на избирательные участки ходит из рук вон плохо. К тому же и окружающую действительность она воспринимает совсем не так, как взрослые – поэтому на каком языке с ней разговаривать, политикам зачастую даже не понятно.

В таких условиях более странным выглядит скорее то, что политические партии и движения в своих программах вообще затрагивают проблемы молодежи и молодежной политики. При этом, правда, трудно избавиться от ощущения, что делают это они исключительно потому, что "так положено". Все понимают, что в программных документах должны быть отражены все аспекты общественной жизни, поэтому хочешь не хочешь, а пару фраз о молодежи вставить следует.

Как правило, речь идет действительно о "паре фраз". Причем все обилие упоминаний о молодежных проблемах и путях их решения легко сводится к нескольким тезисам.

Тезис первый: Молодежь находится как минимум в неблагополучном, а вообще-то в ужасающем положении.

Особой популярностью это утверждение пользуется у организаций, находящихся в оппозиции существующей власти. Причем чем более антилиберальные позиции занимает то или иное объединение, тем больший акцент в его программе и заявлениях делается не столько на сложном положении современной молодежи, сколько на присущих ей пороках.

Так, оппозиционные организации говорят в основном о социальной незащищённости молодежи, ее неуверенности в завтрашнем дне, невозможности найти работу по специальности, снижении уровня образованности, неравенстве стартовых возможностей, возрастании непонимания в общении со старшим поколением и т.п. Коммунистические и национал-патриотические партии и движения добавляют к этому списку также "моральное разложение", "лишение всех идеалов", "распространение идеологии массового нигилизма", наркоманию и алкоголизм, криминализацию и т.п. Ответственность за подобное положение дел возлагается, естественно, на власть, однако в последнем случае отчетливо проглядываются черты определенной молодежебоязни, молодежефобии, восприятия молодежи как "опасной" категории населения, априорно подверженной дурному влиянию и склонной к антисоциальному поведению. Не лишенная определенной почвы (молодежь в силу отсутствия социального опыта и избытка энергии, действительно, склонна к эпатирующему поведению, а ее моральные ориентиры зачастую лишены нужной четкости), эта точка зрения, однако, явно гипертрофирует отдельные не самые привлекательные черты в поведении молодого поколения и отражает не столько реальное положение дел, сколько особенности восприятия мира той или иной партийной идеологией.

Тезис второй: Молодежь – одна из категорий не вполне социально дееспособных людей, поэтому нуждается в защите и опеке, оказании особой помощи, предоставлении особых льгот.

Эта позиция разделяется всеми без исключения партиями и движениями, независимо от их политической ориентации, причем везде излагается и обосновывается практически одними и теми же словами.

Тезис третий: Молодежь необходимо постоянно контролировать, направлять и воспитывать, оберегать от чуждых влияний, не давать скатиться на "скользкую дорожку" и пойти по "неверному пути".

Особой популярностью этот мотив пользуется у антилиберальных объединений всех оттенков – коммунистов, национал-патриотов, "державников", хотя не вызывает отторжения и у значительной части центристов. Наибольшими ригористами здесь выступают национал-патриоты и "державники". Если все остальные ограничиваются словами о необходимости восстановления системы военно-патриотического воспитания, то "патриоты" разных оттенков не меньшее внимание уделяют также борьбе с различными "чуждыми влияниями" – "насаждением в средствах массовой информации культа секса и насилия", "пропагандой свободной любви, извращений, наркомании, пьянства и др." и т.п.

Тезис четвертый: Молодежь – это наше завтра, поэтому ей необходимо дать возможность развить имеющиеся у нее возможности, в первую очередь через совершенствование системы образования, создание оптимальных стартовых условий, поощрение инициативы, выдвижение ее представителей на ответственные должности и т.п.

Данный тезис, так же как и второй (о необходимости опекать и защищать молодежь), тоже разделяется практически всеми организациями. Другое дело, что в программах левоцентристских объединений акцент делается на необходимости равных стартовых условий для всех категорий молодежи.

 Тезис пятый: У молодежи – мессианская роль, это самая энергичная и перспективная часть населения, "представители будущего в настоящем", которые лучше, чем нынешнее поколение, понимают, что нужно для них и для страны. Молодежь нуждается лишь в просторе для инициативы, и поэтому ей нужно просто уступить дорогу.

Элементы данной позиции – правда, в существенно ослабленном виде – встречаются в программах собственно молодежных объединений, как правило, либерального толка, но не обязательно. Следует отметить, что пафос данной позиции в значительной степени снижается тем, что практически сразу после фраз о мессианской роли молодежи речь заводится о необходимости ее социальной защиты, предоставлении ей дополнительных льгот, привилегий и т.п.

Как правило, позиция той или иной организации по вопросам молодежной политики представляет собой набор ряда из вышеуказанных тезисов. Причем практически в любом из этих наборов присутствуют второй (социальная защита и опека) и четвертый тезисы (развитие потенциально имеющихся возможностей). Остальные тезисы добавляются, что называется, "по вкусу" – в зависимости от политической ориентации той или иной партии. Так, коммунисты и национал-патриоты не упускают случая живописать картину бедствия, царящую в молодежной среде, подчеркивая при этом необходимость усиления контрольно-воспитательных функций в отношении данной категории населения.

Либералы, а также, в известной степени, социалисты и центристы, напротив, предпочитают без особой нужды не акцентировать внимание на реальных и мнимых проблемах молодежи, а сразу переходить к изложению мер по ее социальной защите. Кроме того, они скептически относятся к плодотворности "контрольно-воспитательного" подхода, делая основной упор на создании благоприятствующих условий, при которых молодые люди могли бы развивать имеющиеся у них возможности.

В соответствии с вышесказанным можно выделить четыре основных типа подхода к вопросам молодежной политики. Два из них – молодежный шовинизм и молодежефобия – представляют собой крайние случаи и в чистом виде, во всяком случае в программных документах, практически не встречаются. Более распространенными можно считать два оставшихся подхода: "контрольно-воспитательный" и "благоприятствующий".

Если попытаться охарактеризовать эти подходы с точки зрения представительства интересов тех или иных политически активных классов, то первый из них – это типично чиновнический, когда молодежь рассматривается как категория населения, находящаяся на одной из нижних ступеней социальной иерархии, но способная к быстрому повышению своего статуса и при этом представляющая известную опасность для стабильности общественных устоев и потому нуждающаяся в строжайшем контроле со стороны вышестоящих инстанций.

Второй подход можно считать скорее интеллигентским. Он рассматривает структуру общества не в вертикальном (иерархическом), а в горизонтальном разрезе, при котором все категории населения представляются вполне равноправными и не подлежащими анализу в рамках понятий "вышестоящие – нижестоящие", "управляющие –управляемые". Молодежь при таком подходе рассматривается как особая категория населения, обладающая такими же правами и обязанностями, как и остальные социальные группы, но при этом сохраняющая уникальный статус, суть которого заключается в том, чтобы в своем развитии она, молодежь, способна не только воспроизводить, но и совершенствовать социальную структуру общества, адаптировать ее к новым реалиям. Чтобы данная задача была решена успешно, необходимо прежде всего создать благоприятную среду для развития у молодежи соответствующих качеств, существующих пока еще только в потенции.

В принципе эти подходы можно было бы охарактеризовать также как патерналистский и либеральный, но это было бы не совсем точно. То, что всем адептам "контрольно-воспитательной" концепции присущ патерналистский подход к проблемам не только молодежи, но и общества в целом, никаких сомнений не называет. Но относить все организации, придерживающиеся концепции "благоприятствования", к либеральным вряд ли было бы правомерным. Ту же самую точку зрения разделяют, кроме либералов, социал-демократические и социалистические организации. Главное, что объединяет их с либеральными партиями и движениями, – то, что их социальную базу тоже составляет интеллигенция. Поэтому правильнее будет классифицировать вышеизложенные концепции с точки зрения именно социального представительства, т.е. с точки зрения выражения интересов двух политически активных классов – бюрократии (с ее взглядом на общество как иерархическую структуру) и интеллигенции (рассматривающей общество прежде всего как систему горизонтальных связей). Партии, опирающиеся на другие политически активные классы, в данном случае просто присоединяются к одной из вышеуказанных концепций. Люмпены делают выбор в пользу бюрократической, патерналистской, модели, предприниматели (буржуазия) – в пользу интеллигентской, горизонтальной.

Вместе с тем, как представляется, было бы неправильным ограничивать рассмотрение молодежной политики современных партий и движений только анализом их программных документов. Кроме теоретических суждений о вопросах молодежной политики, есть еще одна сфера, в которой отношение той или иной партии к молодежи приобретает сугубо практический смысл. Речь идет о сфере партийного строительства, т.е. воспроизводства партией самой себя. Анализируя, насколько активно политическая организация привлекает в свои ряды молодежь и насколько охотно допускает ее представителей в состав своего руководства, легко определить, какова на самом деле политика партии по отношению к молодому поколению.

Вообще, возрастной состав политического объединения сам по себе является очень интересным показателем, позволяющим выявить скрытые пружины механизма внутрипартийного воспроизводства. Так, на протяжении достаточно долгого времени степень левизны той или иной партии весьма очевидно коррелировалась с молодостью ее членов. Чем более правую, т.е. консервативную, позицию занимала партия, тем выше был средний возраст ее членов.

Некоторые изменения в этой картине возникли только в 20-е гг. ХХ века с появлением на свет фашистского (национал-социалистического) движения, вытеснившего с политической арены традиционных ультраправых. По удельному весу молодежи в своих рядах нацистские партии не уступали коммунистам и социал-демократам. Впрочем, и здесь не было особых поводов для удивления. С точки зрения дихотомии "правые – левые" национал-социализм представлял собой эклектическую смесь элементов реакционного и революционного романтизма. Поэтому и сами нацистские партии были не столько "чисто правыми", сколько "право-левыми" организациями, следовательно, корреляция между левизной организацией и молодостью ее членского состава если и теряла четкую форму, то все равно не сводилась на нет.

Любопытно также и то, что пик своей дееспособности, выражавшийся в способности не только захватить, но и удержать власть, как коммунистические, так и нацистские партии переживали именно тогда, когда средний возраст их членов был в максимальной степени близок к молодому (около 25 лет). Не говоря уже о том, что применимость понятий "левые" и "правые" по отношению к современным украинским политическим партиям стала весьма условной, сама зависимость между принадлежностью к определенному идеологическому флангу и возрастным составом той или иной партии утратила сколько-нибудь линейный характер. Так, в частности, молодежными объединениями и группировками в нашей стране представлены в основном только леворадикалы и праворадикалы. Членами партий социалистического, социал-демократического, либерального, центристского толка являются в основном люди среднего возраста.

Впрочем, возрастной состав той или иной политической организации – не единственный показатель ее практической, предназначенной "для внутреннего пользования", молодежной политики. Не менее важно и другое – насколько активно и охотно партия допускает молодежь в состав своих руководящих органов. С этой точки зрения разница между большинством партий и движений, вне зависимости от их политической ориентации, не так уж и велика. За редким исключением (в лице леворадикальных и праворадикальных группировок) руководящие посты в них сосредоточены в руках людей среднего возраста – с небольшими отклонениями в ту или иную сторону. Правда, причины такого положения в каждом случае носят различный характер – в зависимости от конкретного типа, к которому принадлежит та или иная организация.

В соответствии с вышеуказанными признаками – возрастной состав и способ привлечения молодежи в состав руководящих органов – политические организации современной Украины можно разделить на пять категорий:

1. Молодежные организации и группировки лево- и право-радикального толка.

Все их члены, включая подавляющую часть руководства – люди весьма молодые. Лидеры этих организаций, как правило, несколько старше, чем рядовые члены, но по своему менталитету и жизненным ценностям мало чем от них отличаются – своеобразные "вечные юноши". Человеку другой возрастной категории к этим организациям примкнуть крайне трудно – настолько они пропитаны духом конкретной молодежной субкультуры. Да и их собственное отношение к представителям более старших возрастов таково, что правильнее всего было бы определить его как молодежный шовинизм. Весь мир за пределами своей организации или группировки кажется им крайне архаичным, изжившим свой век и потому не достойным существования. В этом плане подобного рода объединения более близки к неполитизированным молодежным сообществам (хиппи, панки, байкеры, рокеры и т.п.), чем к традиционным политическим организациям.

2. Организации клиентельно-вождистского типа.

По своей социальной сущности типичные люмпенские организации. Активно привлекают в свои ряды молодежь, льстя и заигрывая с наиболее неустроенными и неудовлетворенными ее слоями. Умея нащупать нужные струнки в общении с молодежью, лидеры данных организаций, вместе с тем, по сути, манипулируют ею. Продвижение наверх для молодых членов этих организаций весьма затруднено уже хотя бы в силу самого механизма формирования руководящего состава подобных объединений. Руководство в них принадлежит узкому слою людей, приближенных к вождю. Все назначения внутри партии производятся только по воле этих людей. Поэтому единственный способ сделать карьеру в таких партиях – это лично приблизиться к вождю и его ближайшему окружению. В отдельных случаях это гарантирует довольно быстрое продвижение по ступеням партийной иерархии, но в большинстве случаев все "теплые" места уже заняты "своими" людьми – как правило, давно вышедшими из юношеского возраста.

3. Интеллигентские партии и движения.

Отношение к молодежи в подобного рода организациях правильнее всего было бы определить как партнерское – никаких ограничений, но и никаких поблажек. Молодые члены данных партий и движений на равных правах соревнуются со своими взрослыми товарищами в борьбе за лидерство, но, как правило, проигрывают в ней в силу неравенства стартовых условий. Зачастую это является стимулом для создания молодежных подразделений, позволяющих партийному "молодняку" создать для себя "тепличную" среду, которая позволила бы им "дозреть" до определенной кондиции и уже только после этого вступить в конкурентную борьбу со взрослыми на более или менее равных условиях.

4. Объединения, представляющие интересы тех или иных отрядов чиновничества.

Лидеры объединений данного типа осознают необходимость взращивания новой смены и вовлечения с этой целью в партийные ряды молодых людей, однако делают это преодолевая внутреннее нежелание, поскольку в душе побаиваются молодежи и признают, что разговаривают на разных с нею языках. В этих организациях молодым людям не следует ожидать быстрого продвижения по ступеням партийной иерархии – в силу того, что сам механизм занятия должностей в них фактически копирует те, что приняты в государственном аппарате, т.е. требует определенной выслуги лет как непременного условия карьеры. Молодежные подразделения, создаваемые в подобного рода партиях и движениях – уже не "теплицы", как в интеллигентских объединениях, а скорее "вольеры", призванные отгородить молодежь от с трудом понимающих их взрослых.

5. Организации, социальную базу которых составляют люмпеноиды, т.е. люди, которые ходом времени были вытеснены из занимаемых ими ниш и теперь не в силах простить это всему миру.

В организациях этого типа, как правило, процветает открытая молодежефобия. Их лидеры откровенно боятся молодежи, не приемлют никаких проявлений молодежной субкультуры, воспринимают их как следствие "чужеродного влияния" и на этом основании требуют их беспощадного искоренения. От молодых людей, которые, несмотря на все это, приходят в данные организации, требуют категорического и демонстративного отказа от всех атрибутов современной культуры и беспрекословного подчинения старшим вообще и руководству в частности. Продвижение по ступеням партийной иерархии в таких объединениях для молодежи практически исключено. В тех организациях, в которых молодежефобия принимает не столь откровенные формы, тем не менее, постоянно воспроизводится конфликт между "отцами" и "детьми", т.е. между лидерами, как правило людьми среднего и старшего возраста, и молодежью, протестующей против нагромождения различных препон и рогаток на пути их партийной карьеры.

В украинской электоральной демократии молодежи всегда отводилась второстепенная роль. Социологи дружно отмечают, что среди избирателей, игнорирующих выборы, молодежь всегда составляла наибольшую часть. Поколение "Next" слабо проявляет интерес к публичной политической жизни, как к бессмысленному, на ее прагматичный взгляд, занятию. Да и к выражению своей позиции через формализованную процедуру голосования молодежь равнодушна.

Сложившаяся практика создания молодежных проектов – малобюджетных "спутников" имитационных партий – также не способствовала активному включению молодежи в процесс партийного строительства. Равно как и участию в выборах и, в результате, вхождению во власть. Весьма незначительное количество молодежных протопартийных проектов можно считать успешными. Причем, они выступали не как самостоятельные игроки, а как блокообразующие политические организации.

Казалось бы, партийная и электоральная история говорит об обреченности молодежных партийных проектов. Тем не менее, в последнее время в мире наметилась тенденция к созданию молодежных объединений, претендующих на роль самостоятельных политических игроков. "Молодежный политический бум" развернувшийся как в Европе так и в России можно объяснить как минимум пятью основными причинами.

Во-первых, успех "цветных" революций в Югославии, Грузии, Украине, где "революционным паровозом" выступали оппозиционные молодежные организации, заставляет задуматься о пришествии новой – "молодежной" повестки дня. Власть при этом вздрагивает. Оппозиция в радостном возбуждении потирает руки. Но те и другие спешат не упустить молодежь из под своего влияния.

Во-вторых, государственная молодежная политика превратилась в игрушечный инструмент для отчета чиновников перед особо активными молодыми людьми. Управление молодежными программами сегодня осуществлюет второстепенные структуры, а государственное финансирование молодежной политики исчисляется считанными копейками на одного молодого жителя. Иного быть и не может в условиях отсутствия у молодежи своих представителей в парламенте и самостоятельных лоббистских механизмов.

В-третьих, реализуемая политическая реформа сужает для молодежи каналы рекрутирования в политическую элиту. Партийные игроки, вытесненные по итогам выборов из парламента, начинают радикализовываться именно за счет "юношеского максимализма" своих молодежных организаций.

В-четвертых, централизация внутренней структуры партий приводит к монополизации процедуры принятия политических решений партийной верхушкой, в которой, как правило, нет места для молодых партийцев. Наличие "молодежки" в партиях – это яркое следствие того, что сама партия не в состоянии предложить молодому человеку возможности для самореализации. Но поскольку молодежь все-таки нужна в качестве быстрых ног и рук для расклейки листовок, то для молодежи создается альтернативная структура. Это позволяет обезопасить старых партийцев от конкуренции молодежи и получать дивиденды от деятельности молодых активных функционеров. Получается, как и в случае с государственной молодежной политикой, – "игрушечные" взаимоотношения партии со своей молодежной организацией. Финал один – либо молодежная партийная организация становится бюрократическим буфером, либо входит в непримиримый конфликт с лидерами партии.

В-пятых, молодежь выступает электоральным резервом, который пока в полной мере не освоен ни одной политической партией. Это происходит потому, что молодежь до последнего времени оставалась политически индифферентной. Однако ни одна партия до сих пор не смогла заинтересовать все многообразие молодежи подходящими предложениями.

На наших глазах появляется новый политический фактор в виде внепартийных общественно-политических молодежных объединений, таких как, доказавший свою дееспособность, Альянс молодых политологов, политтехнологов и политиков Украины. Этот фактор принципиально находится вне зоны контроля власти. Стремление управлять им влечет сегодня в этот сектор и власть и оппозицию. Сюда же устремляются и те игроки, кому не нашлось места в партийно-политическом пространстве. Попытки восполнить существующие пробелы делает сегодня целый спектр политических организаций, но это тема для отдельного разговора.

Молодежь по-прежнему остается аполитичной и общественно пассивной социальной группой, тем не менее в последнее время наметилась некоторая активизация молодежных объединений и молодежной политики в целом. Это происходит в связи с особенностями политического режима в стране: негативными тенденциями, связанными с выстраиванием олигархической модели управления государством и нежеланием правительства решать актуальные проблемы молодых людей. Свою роль играет и сложность с устройством молодежи в жизни, в связи с чем наблюдается активизация усилий молодых людей, которая частично реализуется в виде социальных движений. Причинами роста студенческих общественно-политических движений также являются ненасильственные революции на постсоветском пространстве, где важнейшую роль играл молодежный протест, и если он дал позитивные результаты, то этот опыт служит примером.

С одной стороны, для выражения протеста данным тенденциям молодежь объединяется в студенческие клубы или общественно-политические движения, а с другой стороны, власть сама создает молодежные движения для устранения неконтролированных угроз и дискредитации оппозиции. Получение поддержки высшего руководства страны со стороны молодежных объединений считается основным приоритетом государства в области молодежной политики. Вместе с этим практически исчезла публичная молодежная политика, альтернативной площадкой, куда уходит вся активность, становится улица, где, возможно, и будет решаться судьба страны.

Численность молодежных организаций по объективным причинам не очень велика. Государство, используя практически неограниченные административные и финансовые ресурсы, стремится формировать массовые движения, привлекая сторонников деньгами, перспективами карьерного роста. Взамен требуется фактически лишь участие в массовых митингах. Подобные организации формально имеют тысячи членов. Протестные же группы в основном создаются по идеологическим соображениям. Имея минимальные ресурсы, оппозиционерам удается формировать молодежные организации в составе от нескольких сотен до нескольких тысяч участников. Каждая из этих групп ведет борьбу за умы пассивной молодежи, привлекая ее финансовыми ресурсами или идеологией. Однако молодые люди в большинстве своем никак не реагируют на политическую ситуацию в стране, вследствие чего молодежные объединения имеют лишь немногочисленных сторонников.

Внимание молодых активистов направлено прежде всего на решение актуальных проблем, будь то студенческие отсрочки, служба в армии как таковая, образование или размер стипендий. Однако в последнее время интересы молодежи сосредоточиваются на общих вопросах политики, проблемах свободы слова, выборов, демократии и так далее. Сегодняшняя молодежь – это люди, рожденные в годы перестройки, во многом свободные и независимые и потому резко реагирующие на действия власти по ущемлению законных прав и свобод.

Много молодых людей студенческого и даже школьного возраста, которые уже имеют сформировавшуюся и четкую гражданскую позицию по тем или иным социально-политическим вопросам. Они активно втягиваются в общественную и политическую жизнь страны, участвуют в деятельности молодежных объединений – организовывают митинги, выступают на "круглых столах", публикуют книги и статьи. Молодежным организациям есть что предложить обществу и государству, у них есть свои программы и технологии решений в области молодежной политики и других сферах. Однако сегодня власть их не слышит и не хочет поддерживать реальный диалог.

Сейчас, в преддверии очередных президентских и парламентских выборов, вновь разворачиваются "программные войны". Задачей любой политической силы является приход к власти для реализации своих программных решений. Одна из основных задач – обеспечение независимых и свободных выборов, поэтому будет предпринимать максимум усилий для контроля избирательного процесса: участвовать в работе избирательных комиссий разного уровня, проводить мониторинг нарушений, информировать избирателей об их правах.

Вместе с тем, в условиях ограниченного влияния политических партий на принятие решений, в условиях фактического отсутствия публичной политики основной формой выражения своей позиции являются уличные акции.

В последнее время в молодежной политике происходит определенный спад. Недавно созданные молодежные организации прекращают свою деятельность, другие становятся менее активными. По всей видимости, одна только протестная сущность молодежных объединений не имеет перспектив в нашей стране. С другой стороны, близятся выборы, и молодежные организации политических партий активизируют свою деятельность. Идет объединительный процесс, как на правом, так и на левом флангах. В случае объединения демократических партий будет создано, возможно, самое сильное молодежное демократическое движение, левые же организации, скорее всего, объединятся в коалицию.

Молодежные движения, принявшие участие в смене политического режима в Югославии, Грузии и Украине, использовали протестный потенциал общества и именно на этом протестном ресурсе они и подняли свою популярность. По сути, в этом была их миссия и задача. Они вполне гармонично заняли свободную нишу общественных движений, пустующую в странах с авторитарными режимами, но затем переместились в сферу политических партий. На мой взгляд, это был непродуманный и нелогичный ход. Политические партии занимают несколько иную общественную нишу, там по-другому распределены группы поддержки и приоритеты. К тому же у этих движений отсутствовал опыт действия на политической арене. В то же время не стоит забывать, что некоторые из их лидеров сделали политическую карьеру и сегодня работают советниками в правительствах разных стран.

Так в России ситуация совершенно иная, большинство молодых активистов состоит в политических партиях, а объединения создаются этими же партиями либо при их непосредственном участии. К тому же никто из оппозиционных политиков всерьез не рассматривает в ближайшее время кардинальную смену политического режима путем ненасильственной революции. Молодежные движения в нашей стране идут своим путем, завоевывая популярность протестными выступлениями, но основную деятельность сосредоточивают внутри политических партий.

Таким образом, анализ практической деятельности политических объединений дает куда как более богатую палитру подходов к вопросам молодежной политики, нежели это можно было бы представить исходя из анализа только программных документов. Остается надеяться, что по мере формирования в стране полноценной партийной системы вопросы молодежной политики из разряда абстрактных рассуждений и не афишируемой практики партийного строительства рано или поздно перейдут в разряд приоритетов государственной политики.

Коментарі

З приводу третього тезису. Оберегти молодь від неправильного направлення дуже важко, адже вона сама вибирає свій шлях, але можна скоротити кількість тих хто йде на не правильні шляхі. Статті +1 ;)
Нажаль, у створенні і подальшій ефективній діяльності політичних сил відіграє велику роль фінансова складова. І молодь тут програє "старикам".

Десяток молодих лісорубів маючи гроші лише на три сокири, поступаются трьом старим лісорубам які тримають в руках три бензопилки.
+2
жаль но молодёжь и сейчас используют политики и в политике
как рабочий материал!и относятся к ней также!
Politiko – перша українська політична соціальна мережа, яка об'єднує політиків, експертів, журналістів, лідерів партій та виборців України в рамках одного співтовариства.

Записи по темі