Блоги → Перегляд

ЛЮБИТ ЛИ БОГ УКРАИНУ?

Неділя, 00:44, 26.07.09

Рейтинг
6 2
Переглядів
1315

0
0

"...Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству – и в своем лице, и в лице всякого другого также – как к цели. И никогда не относился бы к нему только как к средству" Эммануил Кант

Онтология исторического везения

"Любит ли Бог Украину?" – на первый взгляд наивный, но на самом деле весьма важный стратегический вопрос для каждого гражданина, неравнодушного к судьбе Отечества, чье отношение к объекту заботы имеет перспективную развертку в историческом качестве и во времени. Именно наличие исторических перспектив онтологически наиболее близко соответствует научному пониманию "ненаучного" термина "любовь Бога", ибо подразумевает элемент миссианства (от слова: миссия) в народной судьбе, вовлечение её в поток "Высшего Плана", что по факту исторической ретроспективы воспринимается как цепь "исторического везения". Но это – на уровне бытового сознания. На "технологическом" уровне каждое единичное "везение" есть факт реализации удачного стечения обстоятельств (при том что сами обстоятельства могут быть далеко не удачными). И в таком стечении присутствуют: а) ситуация, и б) тот, благодаря кому (и/или в отношении кого) ситуация разрешается необходимым (полезным) образом.

При более углубленном рассмотрении становиться очевидным, что "божественная милость" попадания "в нужное место в нужное время" – это во многом закономерное следствие предпринимаемых ранее, целенаправленных усилий и подготовки (такая подготовка не обязательно может привести к апофеозу, но без неё оный не состоится в принципе). С учетом этого классифицированы три тактических варианта "работы" с "историческим везением": 1) "пассивно-выжидательный" – ограничивается надеждой "найти лотерею, которая к тому же окажется выигрышной"; 2) "активно-выжидательный" – "купить лотерею", после чего также надеяться на выигрыш, но уже "обосновано"; 3) "активно-подготовительный" – стремиться к "выигрышу", пытаясь взять под контроль все возможные факторы, за исключением тех, которые относятся к "деяниям Господа". В последнем случае речь идет скорее не о "лотерее", а о "бизнесе" в котором "удача" является целью "бизнес-проекта". И эта цель достигается во всех случаях, за исключением возникновения непредвиденных деструктивных обстоятельств (невезения, то бишь "божественного подзатыльника"). Весьма и весьма немногочисленное количество представителей народа (нации, граждан государства) способно "технологически" подходить к вопросу "исторического везения". Подавляющее же их число воспринимает такой феномен исключительно в бытовой (медийной) интерпретации, поверхностно, "по факту", зачастую с мистическим подтекстом, но в любом случае – идеологически. Т.е. видят в происходящих событиях "деяния Господа" непосредственно (без поправки на осознанную роль людей в подготовке "чудесных" обстоятельств), воспринимают эти "деяния" как прямое "одобрение Богом" форм, методов и мотивов исторической деятельности народа/государства (в общем) и деятельности отдельных лиц, олицетворяющих народ/государство (в частности). Не смотря на такое профанационное (по сути) восприятие массовым народным сознанием успешного исторического процесса (в рамках стереотипных критериев успешности) без подобного восприятия и без прецедентов "исторического везения" (естественно, на фоне "невезения" конкурентов) даже наиболее совершенные и технологично-изощренные пропагандистские мифологизмы никогда не трансформируются в "национальную идею".

Сегодня в Украине превалирует пассивно-выжидательный подход к реализации "исторической миссии". Что, правда, совершенно не означает бездеятельности в сфере забот о "насущных необходимостях" и в прочих меркантильных вопросах. При этом как бы подразумевается, что множество единичных устремлений к удовлетворению "собственных потребностей" (личностных, семейных, коллективных, командных, клановых, корпоративных, региональных, т.п.) чудесным образом сложится в идеальную картину сказочной украинской перспективы. Перспектива, которая может реализоваться лишь как продукт синергетического эффекта (выверенной, многоаспектной и многомерной интеграции), следуя "ожиданиям", должна возникнуть из прогрессирующей в настоящее время во всех сферах украинской жизни и всех формах общественных отношений "войны всех против всех". Произойди подобное, это действительно будет чудом, ибо такой феномен противоречит законам природы – без цемента (вяжущей компоненты) предполагается возведение некоего величественного здания из лужи воды, груд песка, щебенки и арматуры (не говоря об отсутствующих: умении, технологиях, инструментах и проекте сооружения).

Более ответственный подход к национальной перспективе требует заботливого и щепетильного, "активно-подготовительного" отношения к "удачному стечению обстоятельств". Такой подход несовместим с профанационными (бытовыми) стереотипами. Это не значит, что в нём может отсутствовать легитимизация (признание феномена) "деяний Господа", однако, ареал "деяний" смещен в сферу влияния факторов, которые недоступны (пока еще или концептуально) человеческому контролю. И это многое меняет. В области же такого контроля – царство знаний, опыта и технологической дисциплины. На обозначенном обозначенном "операционно-симптоматическом" уровне понимания "Любви Бога" (без излишнего углубления в философию и теологию) следует осознанно зафиксировать ряд тезисов, принципиально важных для дальнейшей работы:

  • Построение государства, кардинальное изменения его регионального или геополитического статуса являются сценарно-динамичными (модельными) задачами (стратегиями), развернутыми во временной перспективе еще на уровне оглашения амбиций и постановки задачи. Иное (статичное, образное, декларативное) восприятие (представление, рассмотрение) этой задачи является неадекватным её уровню сложности, т.е. – суть профанация (что не мешает преданию этой профанации достаточно качественных форм и её успешному использованию в конструктивно-идеологических, но значительно чаще – обструктивно-конъюнктурных целях).
  • Вне зависимости от реальных тактических шагов решения этих задач (реализации стратегий), "историческое везение" ("Любовь Бога") является решающим критерием, придающим целостность и завершённость (окончательную или промежуточную) работы общественно-государственного строительства. В равной степени манифестация прецедентов "исторического везения (или невезения)" выносит итоговый вердикт результатам предшествующей работы.
  • На концептах бытовых (профанационных) представлений невозможно работать с методологическими инструментами управления общественно-политической перспективой – факторами "исторического везения". Профанационные представления не несут информационно-онтологической нагрузки – лишь только идеологическую (манипулятивную).
  • В проектной работе с государственной перспективой следует четко идентифицировать грань и специфику профанативных и адекватных (методологических) концептов. Последние являются, по существу, аксиомами, закономерностями, принципами соответствующей системы знаний, в то время как первые, в лучшем случае, – их производный узко-специализированный продукт (в худшем – заблуждения, которые, впрочем, могут быть весьма искусно логически оформлены).

Поскольку речь зашла о "соответствующей системе знаний", в контексте "исторического везения" автоматом затрагиваются два её аспекта: а) "наука" – в её диалектическом и институционном понимании; б) "оперирующие субъекты" – общественно-профессиональная группа, практикующая в сфере актуализации рассматриваемых знаний и таким образом осуществляющая процесс дальнейшей капитализации (развития) системы знаний.

Субъекты, оперирующие перспективой

Специфика обсуждаемых задач (государственное строительство, реализация государственных амбиций) накладывает на "оперирующих субъектов" ряд особенностей, одну из которых следует выделить отдельно – для осуществления обсуждаемых амбиций (в том числе, создающих предусловия "исторического везения") их рабочей средой должна быть та область деятельности, которая определяется емким и самодостаточным термином "власть" и иже с ней (т.е. её инфраструктурой). Это – эпицентр актуализации упомянутой "системы знаний" и она же – операционная среда, которая совместно с ситуационной конъюнктурой и тенденциями, развивающимися в "среде" (т.е. в обществе, в государстве), накладывает определенную специфику (требования) также и на самих субъектов. Забегая далеко вперед, следует обратить внимание, что именно от качества и групповой характеристики этих субъектов зависит (будет зависеть) длительность "проектной перспективы". Точнее – наоборот. От степени основательности "здания" государственности, которое следует "построить", от длительности его предполагаемого (закладываемого амбициями) "термина гарантийной эксплуатации" в веках (или десятилетиях, или годах), от прочих "проектных" и "постановочных" параметров (в том числе, длительности периода "исторического везения") зависит базовая "специфика характера" "оперирующих субъектов". Так, к примеру, если речь идет о "перспективе" в одно десятилетие и взятие за основу эталона "западной демократии" с "национальной идеей", ограниченной уровнем (суть – предел мечтаний) "экономического чуда", "оперирующие субъекты" следует скомпоновать из носителей бизнесового образа мышления и нео-буржуазной интеллигенции с "умом острым, но не глубоким", мотивированных "естественными потребностями". Такой человеческий типаж способен создавать "продукты", изощряться в способе их "продвижения", уничтожая всё остальное ("несущественное" и "экономически нецелесообразное"), истерично отстаивая "свободу" подобного своего "самовыражения" и демонстрируя во всем упомянутом необузданный "креатив". Как следствие, видение его (типажа) "перспектив" ограничено финансово-имущественной мотивацией, гедонистическими устремлениями и "философией" коммерческой целесообразности.

Расширение перспективы до двузначных цифр (век и более) требует значительно более глубокого концептуального подхода, наличия особого склада мышления и системы мотивации, подчиненной этому мышлению. Его характерная особенность в том, что кроме стандартного набора представлений, критериев и ориентиров, которыми мы традиционно руководствуемся (в том числе в принятии государственных решений) оно имеет еще одну компоненту – перспективно-доминантную. Которая подчиняет и координирует работу прочих "компонент" таким образом, что их суммарный результат удовлетворяет выполнению "перспективной программы". Индивидуумы, профессионально компетентные в сфере "исторического везения" должны обладать знанием (владеть наукой) о тех факторах и принципах, а также соответствующих инструментах, которые оказывают существенное, определяющее влияние на ход длительно-перспективных общественно-социальных процессов (в сфере политики уместно использовать понятие "макро-политических процессов"). Также, осознанные длительно-перспективные программы должны базироваться на оперировании упомянутыми факторами, иначе они будут научно несостоятельными (профанационными, обструктивными). Т.е., более конкретно, речь идет о профессиональном владении онтологией развития современного общества, в том числе на уровне цивилизации, о глубоком понимании тенденций и направления развития человека и человечества во всем многообразии аспектов и условий. Очевидно, чем более длительной является перспектива, тем более широкий набор критериев, факторов, элементов процесса макро-общественного развития, тем более высокий уровень понимания цивилизационных, ноосферных процессов, их системной сложности должен быть доступен в качестве знания. Соответствующие знания позволят выявить ту общественно-профессиональную группу (класс), роль которой на данном этапе человеческого (цивилизационного) развития, самим характером этого развития, будет акцентирована (при этом в определенные краткосрочные периоды или с позиции более примитивных, "бытовых" критериев, такой акцент может быть не очевиден).

"Оперирующие субъекты", курирующие "историческое везение" в определенном периоде исторической перспективы, должны принадлежать к упомянутой, эволюционно-акцентированной "общественно-профессиональной группе". И в руках этих субъектов должен находиться контроль над властью (однако, не обязательно сама власть), на уровне научного знания принципов общественно-социальной "кинетики", навыков практического руководства этими принципами в реализации макро-долгосрочных (20-100 и более лет) осознанных программ. И лишь при наличии упомянутых знаний и навыков можно переходить к решению привычных, традиционных ситуационно-конъюнктурных, тактических задач привычной, современной "реальной политики", в соответствии со "стереотипно-бытовым" представлением о государственности. При этом, однако, в картине сиюминутного конъюнктурно-политического "хаоса" следует видеть глобальные, перманентные составляющие "неумолимого хода истории" и нанизанную на поток этого "хода" заданную "историческую программу".

С позиции оценки особенностей текущего исторического момента следует учесть, что разум человека, как и глаз, реагирует именно на "движение", динамику, "изменение" (в данном случае – "состояний" общественного развития) – наполняющих смыслом понятие "тенденции развития". В сферах, где тенденция отсутствует (не фиксируется сознанием), царит статика культур и традиций. Разум человека, как правило, не имеет шансов уразуметь (осознать) "изменения состояний", динамика которых ниже уровня диалектического "порога чувствительности" и "шаг изменения" которых превышает длительность активной человеческой жизни (прим. автора: сказанное относится к процессам социального и общественного развития, без претензий на более широкое обобщение). Лишь только в отдельные (и потому уникальные) периоды истории, когда динамика эволюционных процессов ускоряется и событийная плотность растет, появляется возможность, находясь в рамках обычной человеческой жизни, самостоятельно обнаружить и осознать "невидимые" до того тенденции, принципы и закономерности. И далее – осознать и найти им адекватное применение, ибо принципы эти ни что иное, как инструмент, расширяющий возможности человека (сообщества) на очередном этапе его взросления и позволяющий сознательно овладеть искусством программирования собственной (в данном случае – коллективной, национальной, цивилизационной) судьбы. (Когда исторически созданы такие возможности, роптать на "неблагоприятные обстоятельства" неправомерно.)

В свете последних комментариев ранее сформулированный перечень тезисов следует дополнить:

  • Длительность доступной "программированию" перспективы (суть, период "исторического везения"), рамками которой соизмеряется исторический масштаб национального (государственного) строительства (развития), напрямую зависит от полноты исторического видения и мировоззренческой глубины "национальной миссии" (мотивационной концепции развития нации в контексте тенденций цивилизационного развития на данном историческом этапе).
  • "Мотивационные концепции", "национальные миссии", "национальные идеи" и пр. "видения", изъятые из общецивилизационного контекста (как следствие, являющиеся системно-замкнутыми идеологическими "моделями", прямо или косвенно исповедующими изоляционизм) представляют собой по определению исторически нежизнеспособные обструкции, ориентированные на профанационное мировосприятие и пригодные лишь для скоротечного, одноразового, ситуационно-конъюнктурного практического применения. Однако, и концептуальная "разомкнутость" – еще не есть гарантия истинности. Последняя определяется научной строгостью и скрупулезностью следования канонам соответствующей системы знаний.
  • В подходе к выбору стратегий долгосрочного и макро-долгосрочного развития "проектные решения" должны учитывать специфику текущего этапа исторического (цивилизационного) развития и его будущие тенденции. Если анализ специфики и тенденций конфликтует с установками и представлениями, проистекающими из предыдущего опыта (положенными в основу критериев принятия решений), необходимо быть готовым к тому, что новые подходы, обоснованные с позиции сегодняшних (кардинально изменившихся реалий), будут иметь более высокий приоритет. Впрочем, при смене мировоззренческой парадигмы, при значительном расширении актуальной информационной базы, при массовом изменении характера и качества мышления и т.д., изменение критериев принятия решений неизбежно.
  • При соблюдении следующих трех условий проблема "исторического везения" сводится к вопросу комбинации профессиональной компетенции и макро-форсмажорных обстоятельств (чистой эволюционно-исторической случайности):
  • субъектами, оперирующими конъюнктурой "исторического везения" в макро-длительной перспективе, являются представители общественно-профессиональной группы, роль которой на данном этапе исторического развития акцентируется самой спецификой этого развития ("операционный" аспект "эволюционного серфинга");
  • оперирующие субъекты руководствуются и развивают соответствующую систему научного знания, которая тем более соответствует по своей сути диалектически-полноценной универсальной мировоззренческой доктрине, транспонируемой в практико-ориентированные методологические инструменты, чем более длительной является проектная перспектива;
  • в структуре национального общественного (политического) организма оперирующие субъекты должны обладать соответствующим статусом, позволяющим влиять на механизм, "физиологические функции", и "высшую нервную деятельность" власти (её мотивационные, управляющие и координирующие посылы).

Перечисленные тезисы представляют собой фрагменты набора концептуальных элементов (концептов), составляющих механизм методологической поддержки "исторического везения". Они же являются прото-критериями (ориентирами), исследование набора которых может многое сказать о готовности общества реализовать исторические шансы, мобилизовать "миссианский" потенциал тех удачных стечений обстоятельств (находящихся вне человеческой компетенции), и тех "подарков", которые уготованы благоприятными ситуационными манифестациями чужих интересов.

Отдельным обширным вопросом является анализ становления той профессиональной (социальной) группы, которой исторически уготована роль "оперирующего субъекта". Пока же мы ограничимся только кратким комментарием. Очевидно, настоящую статью читают именно потенциальные кандидаты в "субъекты" – представители интеллигенции и интеллектуалы. Данная общественно-социальная категория занимает специфическое место в становлении Западной цивилизации (здесь имеется в виду настоящая Евразийско-атлантическая цивилизация "библейского" периода) и представляет собой ту прослойку общества, которой сформированы её (Западной цивилизации) особые эволюционно-исторические черты. Таковыми являются акцентированное развитие интеллектуальности и принципа деятельного разума, проявленных, до настоящего момента, в бурном научно-техническом прогрессе, развитии наук, расширении познавательных границ (прежде всего, в сфере естествознания, материальной науки). Вне сомнений, последующий ход цивилизационной эволюции будет характеризоваться дальнейшим расширением этих границ, повышением качества знаний, технологическим совершенствованием. Тем не менее, в сфере современного познания, не смотря на кажущийся очевидным прогресс, существуют не только "активные зоны" (естествознание, точные науки, инженерные дисциплины, т.п.), но и зоны "мертвые". В таковую попадает, в том числе, "внутренний мир" человека, междисциплинарные, макро-интеграционные дисциплины. Именно к компетенции этих дисциплин относится выработка четких представлений о человеческих ценностях, и их общественных производных – ценностных критериях прогресса, степени органичности взаимодействия человека и природы ("свободы" прогресса), т.п. Также далека от совершенства роль самого "эволюционного агента" – интеллектуалов (интеллигенции, ученых). Вопрос здесь не столько в неадекватности знаний, несовершенстве и ошибочности научных предпосылок, сколько в социальном статусе и социальной роли интеллигенции в современном обществе. Роль же эта – преимущественно подчиненная и пассивная. Плоды деятельности интеллигенции используются другими, контролирующими её деятельность группами властных элит, её положение в обществе жестко зависело (и сейчас зависит) от милости (представлений, мотивации, целей, подходов, интеллектуального уровня) этих групп. Практически все современные проблемы (глобально-политические, экономические, социальные, национальные, экологические, т.д.) являются следствием бытующих искаженных предпосылок и неадекватных представлений исходящих со стороны влияния властных групп, в том числе и на науку. Единственные, кто потенциально в силах исправить исходные причины такого положения (а исправление причин автоматически устраняет действие следствий) при условии сохранения преемственности конструктивных достижений цивилизации – те, в чьих силах наиболее полно осознать текущее состояние дел. Потенциально это – по силам только интеллигенции (ученым, интеллектуалам). Не сложно догадаться, что практическое применение продуктов развития дисциплин из текущего сектора "мертвой зоны", т.е. тех дисциплин, которые будут формировать научное обоснование "ценностных критериев" и диалектическую интеграцию знаний, возможно только при условии равности социального статуса и эквивалентных социально-деятельных возможностей нео-интеллигентов (ученых, интеллектуалов) в сравнении с соответствующими статусом и возможностями настоящих групп властных элит (и их приемников). Без такого изменения в соотношении общественно социальных статусов (и группового качества) интеллигенции невозможно изменение настоящего, во многом – тупикового, направления развития цивилизации (ибо сегодня не секрет, что конструктивный потенциал текущей парадигмы цивилизационного развития уже выработан, далее последуют лишь пожинание деструктивных следствий). Тупиковое же направление – это "новое темное средневековье", что эквивалентно понятию "цивилизационной катастрофы". Таким образом, создаются предпосылки для "интеллигентной революции" – комплекса исторических мероприятий, в результате которых произойдет соответствующее "изменение статуса". Общая картина данного "мероприятия" пока не определена, но одно можно сказать с уверенностью – речь не идет о кровавой революции образца XX-го века, да и вообще речь не идет о революции в привычном понимании (в том числе в смысле наличия единого координационно-организующего центра с "вождем" во главе). Речь идет о высшей степени утонченной и эффективной манифестации коллективного разума цивилизации – интеграции представителей интеллигенции в соответствующий центр влияния и постепенное становление этого центра в качестве прогрессивно-общественного научно-деятельного института (нео-интеллигенцию).

Интересным может быть рассмотрение упомянутой выше цивилизационной социально-статусной реконструкции в контексте анализа различных путей выхода Украины из текущего системного кризиса, точнее – поиска наиболее перспективного из набора таких путей.

Точка "Омега", Украина и грядущий глобальный системный кризис

Удачно ли складывались исторические обстоятельства для Украины в предшествующий период? ("Любит ли Бог Украину"?) Логично обоснованным будет отрицательный ответ, следующий из прагматичной оценки опыта и тенденций украинской независимости. Хотя и неизбежен комментарий о том, что "українська доля" (украинская судьба) полна ироний, в которых невезение следует за очевидным "халявным" подарком судьбы. При этом "невезение" может быть названо таковым с большой натяжкой, ибо в отличии от "подарка" (благоприятная форсмажорность которого очевидна) дальнейшая цепь событий, деяний и решений является следствием невежества, некомпетентности и непрофессионализма вполне конкретных людей. Впрочем, при более глубоком около-философском подходе наличие таких людей в когорте "лучших представителей нации" и среди тех, кто принимает государственные решения, вполне можно было бы причислить к "деяниям Господа", если бы не одно "но"... В той же степени, в которой могут быть поставлены под контроль факторы "исторического везения", можно искусственно организовать "историческое невезение". Компетентные и могущественные исторические "друзья-доброжелатели" в таком деле, как показывает исторический опыт, – найдутся. В свою очередь, опять же, наличие "таких друзей" можно было бы отнести к неблагоприятным "деяниям Господа". И снова, если бы не еще одно "но" – "покоряют тех, кто покоряется". Подчинение поместной глупости и пассивное принятие самокультивирования этой глупости (и её носителей) изнутри и её взлелеивание извне, никак не может быть названо "невезением". Этому есть другие определения, как-то – нео-рабство, геопровинциализм, отсутствие (гео-) политической воли, т.п. (Для сильных и мужественных наличие достойного противника – благо. Ибо нечем было бы соизмерять собственные качества.) Таким образом, речь идет не о невезении, а о неумении.

Как минимум, по трем кардинальным причинам бытующее представление о государственности дисгармонирует с текущими реалиями:

Официальное государствоведение идеологически и концептуально ориентировано только на функционеров, т.е. ту профкатегорию (тех социо-инженерных агентов в системе социального организма), которая по самой своей природе ответственна за исправное поддержание и устойчивое функционирование уже созданных социальных механизмов. Между тем в ситуации кризисов (тем более глубоких системных кризисов) требуется иной профессиональный элемент – кризис-менеджеры (точнее, требуется резкое увеличение соотношения представителей второй категории в отношении к первой – здесь наблюдается некоторая аналогия с повышением РОЕ в крови во время болезни организма, свидетельствующая о рефлексивной мобилизации системы иммунитета). Функциональная социо-инженерная компетенция кризис-менеджера – осуществлять переходы состояний (говоря проще – квалифицированно: разрушать старое и строить новое), умение достигать поставленной цели в ситуации неопределенности, при высокой событийной динамике и в информационной неполноте (и это в большей степени талант, чем формальная квалификация). Функционеры и кризис-менеджеры, кроме прочего, используют совершенно разные инструменты и подходы, более того – носители различного типа психохарактера. Методы одних не применимы для других (так, к примеру, функционеры руководствуются вчерашними "параметрами системы" и их "отклонениями" от эталонных с целью определения сегодняшних "управляющих воздействий", в то время как их антиподы – не "параметрами", а универсальными принципами системного строительства, создавая новую систему с иным эталоном будущих параметров). Вследствие обозначенной специфики: во-первых – кардинально важно четкое профессиональное определение текущего состояния (этапа) государственного строительства и свойственных ему особенностей (что как бы очевидно); во-вторых – следует задаться вопросом о том, откуда возьмутся кризис-менеджеры требуемой классификации (и в необходимом количестве), учитывая то, что "советская школа" таковых не производила "по определению" (при этом "с проектами", в особенности военными, в СССР замечательно справлялись и без "передовых" западных стандартов, и, что особо интересно, – без менеджеров), а современные инкубаторы "проектного менеджмента", на самом деле готовят тех же функционеров, но "более гибких" (удовлетворяя духу времени) в некоторых отдельных сферах деятельности (преимущественно, в бизнес-окрестностях). Спонсоррекликинг: Если брать за факт наличие глубокого системного кризиса Украины на текущем этапе (что очевидно, ибо происходит многомерный, комплексный слом одной системы государственности, общественных отношений, политической культуры, пр. и предпринимаются попытки ваять нечто иное), тогда следуя требованиям, накладываемым закономерностями системного развития, и по форме и по сути государственное украинское строительство должно быть другим. Каким? – Вопрос отдельный. Но совершенно точно, сегодняшний вариант жестко не укладывается в методологические требования, лишь только скрупулезное следование которым может гарантировать достижение желаемого результата (если действительно важен результат, а не процесс). Однако, есть один существенный индикатор (необходимое, но не достаточное условие) понимания текущих кризисных реалий и симптом адекватного действия в таких условиях. В предыдущем пункте упоминалось, что кризис-менеджер специализируется в "умении достигать поставленной цели в ситуации неопределенности". Из чего следует требование наличия "поставленной цели" (без которой кризис-менеджер не далеко уйдет в результатах от "профана с инициативой"). Естественно, не на уровне деклараций и "ценностей", а в виде "проектно-технической документации" той "системы" украинского государства, которое как бы "строится" (не говоря о "планах" реализации перехода из одного состояния в другое). В контексте данной особенности украинские реалии характеризуются двумя обстоятельствами: во-первых – нет никаких конкретных "проектных" очертаний целей "строительства" требуемого уровня, в наличии же официальные декларации (профанативного уровня), ссылок на мировые образцы "демократии и прогресса" и некоторый набор фантазий, имеющих слабую связь с реалиями; во-вторых – конкретные и четкие "проектные постановки" замещаются (в то время как должны органично дополнятся) некой идеологически пропагандируемой (на уровне кодификации массового сознания) версией "исторической украинской культуры", к которой привязываются как бы проектные "ориентиры". Что характерно, оба эти обстоятельства проистекают не просто из профанативных представлений "о целях" (не имеющих под собой никакого методологического и конструктивного смысла), но кроме того, даже идеологически их шаблоны безнадежно устарели и не вписываются в характер и специфику современных реалий. Проще говоря, судя по "целям" Украина не только ориентирована "на прошлое", но осуществляет переход от одной формы прошлого (социально-ориентированного коммунистического деспотизма), к другой, еще более ветхой и безнадежной его форме ("первобытному" нео-капитализму, нео-феодализму, при этом некоторый внешний "хай-тэх" антураж "будущего прошлого" качественной его сути не меняет). "Шароварство" и фолк-примитивизм, возводимый в ранг примата национальной культуры (официальной государственной культурной политики) удачно дополняет общую картину текущего ваяния украинской государственности. Системный кризис Украины усугубляется ещё одним существенным обстоятельством – кардинально изменяется окружающий глобальный мир (установки, мировоззрение, отношения, технологии, динамика, пр., не говоря об усиливающейся и обостряющейся геополитической ситуации). Рефлексивно изменяется сам современный человек, качество его сознания, парадигма мировосприятия и это запускает рекурсивный процесс необратимых изменений, катализирующих глобальные перемены. Это – специфика текущей глобальной, цивилизационно-исторической ситуации. Она вводит в состояние кризисного шока куда более устойчивые и благополучные государства, чем Украина. Не сложно понять, что если обстоятельства глобального характера действуют разрушительно на устаревшие формы, а кто-то этими же формами и в то же самое время ваяет свое будущее – такое ваяние не многим отличается от сооружения песчаных замков в полосе прибоя в штормовую погоду. Проще говоря, цивилизация входит в полосу глобального системного кризиса, который если и не будет иметь апокалипсических последствий, то совершенно точно – будет давать о себе знать постоянными деструктивными посылами. В состоянии глобального кризиса весьма сложно сохранить антикризисную устойчивость консервативно-классической государственной системы (учитывая степень экономической, информационной и политической геоинтеграции). Для современной Украины антикризисный иммунитет от глобальных деструктивных воздействий – предмет недостижимых мечтаний. Совершенно очевидно, что кризисные украинские реалии перейдут в ещё более хроническую, перманентную стадию, ибо цивилизационный "шторм" усиливается и современная Украина, в её настоящем качестве, представляет собой неуправляемое утлое судёнышко в полной власти этой стихии. (При том, что сама стихия во многом имеет неслучайную природу.)

Существует важная составляющая в деле полноценного государственного становления Украины – выявление принципов, создающих и агрегирующих глобальные цивилизационно-эволюционные "потоки", гармонизация с этими принципами (к предметной конкретизации этой темы мы ещё вернемся в будущем), что возможно при наличии компетентности, энергичности и обоснованной смелости (в следовании нетрадиционным решениям) во внутреннем государственном строительстве. Оглашенный подход развивает дедуктивную концепцию решения проблематики Украины – движение к упорядочиванию частностей исходя из видения общей целостности (идеала самой Украины в динамике настоящего и грядущего цивилизационного контекста). В то время как бытующие сегодня реал-политические подходы принадлежат к классу индуктивных. Не смотря на то, что в рамках индуктивного подхода государственное строительство как правило не достигает требуемого результата, органичной является только та деятельная среда в которой одновременно используются (интегрированы) обе концепции. Индуктивная концепция играет прежде всего непосредственно идеологическую роль ибо фокусируется на частностях (в политических смыслах – на конкретных текущих проблемах, как правило социально-экономических, региональных, бытовых, пр.). По этому, её плоды особо благоприятны для "массового употребления", благодаря резонированию на социально-наболевшем. Дедуктивная же концепция имеет "утилитарно-технологическую" направленность – только в рамках её смыслов можно собрать высшую мотивационно-целевую составляющую общественно-политического развития и только "сверху" можно скоординировать (дирижировать) общественно-социальную органо-симфонию. Без реализации такой составляющей редкое государство переживало своих основателей. Очевидно, синергетический эффект возможен только при компетентной и профессионально-деятельной интеграции, понимании и умении оперировать в политической практике инструментами обеих концепций. Однако, все упомянутое укладывается в ещё одну, более общую, проблему о которой уже упоминалось – наличие соответствующих знаний. Все "понимания", "ритмы", "гармонизации", "симфонии" и т.п. могут быть освоены только при их "опредмечивании" – выявлении закономерностей и принципов, адекватном описании, установлении методологической связи с реалиями. Не составляет труда убедиться в отсутствии в Украине целенаправленной работы по "выявлению" и работе с упомянутой системой знаний. Именно это обстоятельство является наиболее удручающим в оценке государственных и геополитических перспектив Украины.

Проблематика становления украинской государственности приобрела остроту именно в "момент" (в историческом масштабе) вхождения в точку глобального цивилизационного излома – точку эволюционной бифуркации. (Проблематика которой была предсказана известными мыслителями-космистами прошлого века, развивавшими ноосферную тематику, в частности, Тьяр де-Шарден назвал этот этап "точкой Омега". Методологические особенности и прецедентную симптоматику "точки Омега" исследовал советский /сейчас – украинский/ системолог, проф. А.Н.Малюта, в терминах которого рассматриваемая "точка" определяется как "зона кризисного развития" или зона "Z-сингулярности"). За ней некоторые регионы (страны, сообщества, культуры) пойдут по восходящей линии развития, иные – по нисходящей, но ничто не останется неизменным. Специфика таких "точек" в том, что действующие в них принципы уравнивают шансы участников, имеющих до того "слабые" и "сильные" конъюнктурные (исторические) позиции. "Слабый" может оказать на "сильного" такое влияние (воздействие), которое до того (и через некоторое время после того) доступно только равному по "весовой категории". Соответственно "слабый" может изменить свою конъюнктурную диспозицию, стать "сильным" (и наоборот). Безрадостными являются выводы тех немногих (скажем откровенно) аналитиков, кто нашел в себе силы прагматично учесть существенные факторы, консолидировать предусловия и составить более-менее реальное представление о перспективах украинской государственности, в её сегодняшней ипостаси и представительстве. Однако, у этих в целом правильных выводов есть один, но существенный, недостаток – они руководствуются "нормальными", "проверенными опытом" принципами и закономерностями традиционной реал-политик. Между тем в кризисной зоне, в "точке Омега" упомянутые закономерности перестают быть таковыми, теряют свой императив (хотя и сохраняют актуальность). Открывается портал "сверх-естественных" (с позиции привычного опыта) возможностей – "нарушение правил", неожиданные, противоречащие бытующим взглядам решения имеют шансы преподнести в итоге совершенно неожиданные плоды. Впрочем, "сверх-естественность" целиком заключается именно в "неожиданности", креативности, но вместе с тем – методологической обоснованности подходов. Рассмотрение перспектив исторической конъюнктуры Украины под ракурсом возможностей, предоставляемых нахождением в "точке Омега" (в историческом масштабе "точка" может быть растянута на несколько десятилетий или даже столетий), открывает дополнительные аспекты и неожиданные варианты. При этом безрадостный характер оценки закономерных и потому неизбежных перспектив Украины меняется на диаметрально противоположный. Четко вырисовываются требования при исполнении которых неизбежная обреченность превращается в обоснованную перспективу. Более того, именно хронически-внутрикризисное и беспросветное наше текущее состояние является едва ли не наиболее благоприятным предусловием для успешного "серфинга" по накатывающейся волне глобальных эволюционно-исторических изменений.

"Время Омега" благоприятствует тем, кто решительно разрывает с прошлым и столь же решительно, но вместе с тем обоснованно-уверенно, устремляется в будущее. ("Сам бог велел" решительно разорвать с прошлым именно тем, у кого его нет. Впрочем, всегда остается "исторически проверенный" вариант – выдумать его. Здесь стоит уточнить, что фразу "нет прошлого", естественно, следует воспринимать не буквально. Бывают ситуации, когда обструктивные нагромождения, скрывающие истину этого прошлого, на столько массивны, что намерения докопаться до него сродни попыткам выжать из болотной тины свежую, чистую родниковую воду. Результат – лишь мутная жижа.) Прагматично и независимо мыслящих представителей современной украинской интеллигенции (интеллектуалов) не могут не удручать те "национальные традиции" которые с такой знакомой, по духу и методам недавнего прошлого, идеологической навязчивостью и уникальной ново-исторической манифестацией бездарности, придумываются и официально пропагандируются. Согласно реал-политическим канонам оперирования "национальным сознанием", подобное "патриотическое творчество" (равно как и допуск носителей этого творчества к центрам принятия государственных решений) закладывает гнилой фундамент под будущее строение, ставит жирный крест над реальной перспективой здоровой государственности. И это в действующих геополитических смыслах, развернутых во времени стратегиях – приговор, вынесенный в прошлом и уже свершившийся в будущем. Однако, плоды этой же бездарности в тоже самое время под ракурсом "точки Омега" – щедрый подарок судьбы в виде "старой шкуры", которая может быть без сожаления сброшена "новым телом", жизненность и здоровая витальность которого будет самоочевидна на фоне настоящих "плодов шелушения". Никакое прочее государство, никакая другая нация не в состоянии этого сделать с такой же ситуационной легкостью по причине наличия реальных, "живых" национально-политических традиций. (Видимо уместно уточнить, что под традициями здесь подразумевается не только идеологическая составляющая, которую на худой конец действительно можно состряпать /что и делается/, но также "несущий" социальный "каркас" национального организма и историческая преемственность национальной элитарной культуры.)

Выводы (о "любви" и достойной "взаимности")

Впереди – трудные времена (именно трудные, а не сложные – ибо всё зависит от качества и характера усилий), но они же предоставляют уникальные возможности для уникальной конъюнктуры современной Украины, в которой весь набор неблагоприятных обстоятельств может в совокупности трансформироваться в конструктивную манифестацию особого, "пост-омеговского" типа цивилизационного лидерства. Ранее упоминались субъекты, оперирующие "историческим везением", и была отмечена профессиональная группа, имеющая эволюционный "режим максимального благоприятствования" в возможности стать таким субъектом. Возвращаясь к поиску ответа на вынесенный в заголовок вопрос, в контексте представленного видения, раскрывается парадоксальная ситуация. Оказывается, ответ зависит от того, кто отвечает. И не смотря на диаметральную противоположность ответов оба варианта... правильные. При этом, обоснованное "Да!" (ибо вполне может иметь место "да" необоснованное – противоречащее объективным предпосылкам, наблюдаемым симптомам, но инспирируемое слепым, но страстным патриотическим желанием) может быть сказано теми, кто возьмет на себя труд (и вне сомнения – ответственность) приступить к решению поставленных выше задач. Прежде всего – оперированию "историческим везением". Именно из высоты этого уровня стратегирования откроется полная картина текущих потенциалов, возможностей и предусловий будущего Украины. Все эти предусловия выводят проблему становления государственности из рамок местечкового, закомплексовано-пугливого "суверенитета" на уровень решения актуальной цивилизационной проблематики. Время, место и возможности Украины (заключающиеся прежде всего в ситуационно-исторической конъюнктуре) таковы, что избранные и освоенные формы национально-государственного общественно-социального устройства, методы и инструменты их построения, положенные в основу концептуально-мировоззренческие принципы, формат международных взаимоотношений (с учетом новых цивилизационных реалий и в потоке конструктивных эволюционных тенденций) – всё это может стать "типовым набором" и "эталоном" самоорганизации глобального цивилизационного организма на следующем за "точкой Омега" этапе. Эталоном – в той же степени, в которой сегодняшняя Украина является "образцом" того, что и как не следует делать.

Поскольку, вероятнее всего, последние мысли будут восприняты читателями лишь в футуристической плоскости (и, к сожалению, вряд ли – в практической), в следующем разделе (статье) мы сделаем шаг в направлении "опредмечивания" вопросов альтернативной ("омеговской") стратегии, методологических предпосылок, факторов и возможностей её реализации.

И так, любит ли Бог Украину? – Безусловно, ДА! Но чтобы воспринять эту любовь следует, по видимому, уйти от заимствования чужих устаревших вульгарных политических представлений, их критериев оценки и их подходов, навязывающих взгляд на ситуацию "снизу вверх", с позиции "своего огорода" (оставляя при этом прерогативу "мыслить о высоком" кому-то другому и подчиняясь его стратегиям, не понимая и даже не догадываясь о наличии таких стратегий). Наличие миссии в национальной судьбе невозможно обнаружить с позиции "национального эгоизма" (эта концепция национальной философии годится только аспектуально, в качестве "защитного механизма", который может "включаться" /акцентироваться/ по необходимости, в соответственной степени, на короткий промежуток времени для борьбы с "внешней агрессией"). Миссия может быть осознанно обнаружена только при условии расширения национального сознания до уровня сознания цивилизационного. С возможности проведения (предусловий для реализации) такого расширения и стоит начинать исследование "наличия любви" и "высшего покровительства" (естественно – в предметных аспектах понимания этих терминов). Сложно найти общественно-государственный (национальный) субъект, чья историческая, ситуационная, геополитическая конъюнктура, опыт (в особенности наиболее ценныйнеудачный опыт), внутреннее состояние, набор внутренней и внешней проблематики и множество прочих факторов столь удачно сочетаются, предоставляя возможность выбора из нескольких различных вариантов развития (по уровню оглашенных амбиций и степени требуемого уровня профессионализма "команды проекта"). При этом верхний предел этих возможностей фактически не ограничен. Такая избирательная утонченность исторической конъюнктуры, благоприятна для новаторского мужества, прогрессивного приложения ума, конструктивной амбициозности, смелости в принятии вызовов времени. Но в то же время в равной степени неблагоприятна для всего косного, устаревшего, ограниченного, примитивного, безинициативного, живущего "чужим умом" и творчески бесплодного. Носителей перечисленных качеств из первого списка, от рождения или по воле случая оказавшихся "в текущее время, в настоящем месте", столь уникальная конъюнктура украинских потенциалов и возможностей не может не воодушевлять.

С.Позний

Коментарі

Любит, очень любит.
Невідомий користувач 02:28
+1
Мессианства от слова "мессия". Машиах, Махди, Саошьянт, Майтрейя - синоним слова "Мессия"в других религиях и языках.
Бог любит Украину, потому и сипытывает на мудрость и человечность.
Невідомий користувач 02:31
+1
нет противоречия между тем, что ситуацция в Украине - это резултат деятельности людей, и тем, что она - предначертание от Бога. Одно и другое неразрывно связано. Потому что Бог реализует свою волю в т. ч. чрез души людей. Бог положил на душу тому-то и тому-то делать то-то и то-то.
Jagger . 04:23
+2
Конечно же любит! Главное что бы Украина не вошла в роль "святых великомучеников", собрав на себя все грехи человечества!
Не стоит спрашивать с БОГА, за то что натворили сами, страной управляют УПЫРИ и ВУРДАЛАКИ и кто в этом виновен, не Мы ли?
Невідомий користувач 22:26
+1
Щось не видно оцінок деяких учасників... тема то за Україну! за її велику місію у світі! Видно, не сподобалось, що не українською цього разу написано, що Бог любить Україну.
Бог розтопче вашу гординю і зверхність.
Politiko – перша українська політична соціальна мережа, яка об'єднує політиків, експертів, журналістів, лідерів партій та виборців України в рамках одного співтовариства.